Атом крушит льды

Я увидел его сильным, коренастым, с тупым стальным носом и легкими светлыми надстройками. Прикрывшись от ветра корпусом атомохода, наш катеришко подошел к его левому борту.
Через несколько часов могучий бас гудка сообщил всем, что поход атомного ледокола «Ленин» начался…

Ледокол "Ленин"
Ледокол «Ленин»

Идем чистой водой. Скорость — 18 узлов. Все больше и больше кораблей остается у нас за кормой. Обогнали нескольких «иностранцев».
Но вдруг наш атомоход сбавляет ход, и мы несколько минут идем бок о бок с «Коммунаром». Что случилось! Оказывается, капитан с буксира радировал нам:

«Прошу сбавить скорость, чтобы хоть немного пройти рядом с вами».

Какие же задачи стоят перед людьми в этом рабочем ледовом походе атомохода «Ленин»

Об этом мне рассказывает начальник высокоширотной экспедиции, организованной Арктическим и Антарктическим институтом, Дмитрий Дмитриевич Максутов.

максутов
Д._Д._Максутов_за_расчётами._1950-е_годы (Фото: Википедия)

— Сначала мы закончим, проводку судов в осенне-зимнее время на наиболее трудном участке Северного морского пути, в проливе Вилькицкого, сказал он. Затем пойдем на восток и в пятистах милях от полюса высадим с ледокола новую дрейфующую станцию, «СП-10»..,

Как будто все просто и ясно. Но даже я, человек неискушенный, знал, что обычно все станции создаются весной. Ведь в марте апреле в Арктике стоят ясные и солнечные дни. И самолеты относительно спокойно Перевозят оборудование и людей. Так организовывались все предыдущие девять станций.
«Десятка» же высаживается с ледокола зимой, в полярную ночь, в холодную, неприветливую погоду. Все это связано с большими трудностями и даже с риском…

— Чтобы перевезти авиацией груз, который взят нашим ледоколом, пришлось бы сделать более пятисот рейсов, продолжает рассказывать Дмитрий Дмитриевич.— Для станции заготовлено довольно много оборудования и стройматериалов, так что полярники смогут устроиться с большим, чем обычно, комфортом.

Домики зимовщиков будут собраны прямо на палубе судна, а команда электриков в свободное время сделает электропроводку и установит приборы и арматуру. С первой же минуты зимовки в домиках загорится свет.

А на обратном пути по кромке паковых льдов Врангелевского, Айонского. Новосибирского и Таймырского массивов мы расставим 15 автоматических радиометеостанций и радиовех. Весь будущий год автоматически, без участия человека они будут сообщать на материк скорость и направление дрейфа льда, данные о температуре воздуха, давлении, скорости и направлении ветра. Все это необходимо ученым для ледовых прогнозов к предстоящей навигации.

Как видите сами, программа работ очень ответственная, серьезная необходимая для многих научных исследований.

Часть нашего маршрута будет проходить непосредственно в пределах Центрального арктического бассейна. История полярных исследований еще не знает случаев свободного плавания судов на таких широтах и в столь позднее время, закончил Дмитрий Дмитриевич Максутов…
…За восемь недель похода у меня накопилось очень много впечатлений. Было немало новых знакомств с известными полярниками и с теми, кто впервые в Арктике.

ленин атомоход
атомоход Ленин

Некоторые из них мне запомнились особенно…

Борис Макарович Соколов

Это капитан атомохода «Ленин». Ему 34 года. Возраст сравнительно молодой, но опыт работы во льдах у него уже немалый. Самым могучим ледовым кораблем на земном шаре управляет самый молодой ледокольный капитан!

Вот, если можно так сказать, его послужной список.

Борис Макарович окончил Высшее инженерное морское училище имени адмирала Макарова. В первое плавание курсант-практикант Соколов ходил на ледоколе «Адмирал Макаров» под командованием Павла Акимовича Пономарева. Позднее он несколько раз участвовал в ледокольных навигациях в Арктике, плавал на «Оби» к берегам Антарктиды. Во время строительства антарктической полярной станции «Лазарев» старший штурман дизель-электрохода «Обь» Соколов спас 16 моряков.

Было это так:

На ледяной припай люди выгружали оборудование станции. Неожиданно начался сток-ветер с ледяного купола материка, достигающий ураганной силы. Снег белой маской залеплял лица.
Пока спасали трактор и вертолет, скорость ветра достигла 65 метров в секунду. А подозрительный ледяной треск говорил о том, что льдину разламывало на куски.

Надо было как можно скорее вывести людей к судну. Но как? Ведь на расстоянии шага уже не было ничего видно, а ледяной ветер сбивал с ног.
Борис Макарович повел свою группу, ориентируясь только по направлению ветра. Расчет оказался верным. Когда моряки поднимались на борт корабля, льдина раскололась на куски. Штурман Соколов поднялся по штормтрапу последним…

Петр Львович Бонин

Для хирурга Петра Львовича Бонина этот рейс на атомоходе был первым. До корабля он работал в клинике госпитальной хирургии профессора Ф. Г. Углова и за два года успел сделать более 400 операций. Пожалуй, хирург Бонин был на судне единственным, кто скучал по работе. Ведь на корабле все здоровы. «Так можно и позабыть свою профессию»,— в шутку жаловался мне Петр Львович.

И тут, как бывает в сказках, «злой волшебник услышал его слова». У мастера контрольно-измерительных приборов Петра Внукова начался тяжелый приступ аппендицита. Главный врач корабля Николай Степанович Лисицын и хирург Петр Бонин решили немедленно оперировать больного. Иного выхода не было. Но операции мешало движение судна.

Была отдана команда остановиться. Прекратили работу главные двигатели, судно встало.
Полтора часа в Северном Ледовитом океане неподвижно стоял атомоход. Он двинулся лишь тогда, когда капитану позвонили из лазарета: операция прошла успешно, можно идти дальше.

Многие тогда поразили меня своим упорством и трепетным отношением к своим профессиям и в целом к Арктике. В одном рассказе вряд ли смогу передать всё то, что год из года храню в своих воспоминаниях.
Но каждый из них оставил во мне чуточку гордости за наших людей, самоотверженно отдающих лучшие годы своей жизни изучению и покорению сурового материка.

расписание вахт
атомоход Ленин
Ссылка на основную публикацию